Ариничева Людмила Анатольевна

0
30 сентября 2013
1882 прослушивания

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Мой папа, Ариничев Анатолий Павлович, работал в 1941 году бухгалтером на Октябрьской дороге. Ходил всегда в железнодорожной форме. Мама Мария Сергеевна Пирогова работала там же старшим бухгалтером. Фамилии сохранили разные, поскольку работали на одном предприятии. На кителе ее были лейтенантские погоны.

В 41-м мне было 9 лет, я училась во 2 классе. 22 июня мы с вещами приехали на дачу в Териоки, теперь это Зеленогорск. Папе эту дачу по службе дали. Не успели чемоданы распаковать, и я пошла с папой на базар. Тут в 12 часов и услышали мы из громкоговорителя заявление Молотова о начале войны. Пришли домой убитые, мама спрашивает: «Что случилось?» Сразу начали собираться обратно в город.

Детей железнодорожников в июле эвакуировали на станцию Хвойная. Оттуда из лагеря я написала домой: мне здесь не нравится. Если меня не возьмете, убегу. Уходила в лес со старшими девочками. Объявляла голодовку, была упрямая. Папа это знал, и через месяц меня забрали.

Угроза выезда с детьми осталась. Семьи сопротивлялись, прятали детей. Я как услышу звонок в дверь бегу к соседям, это двое старичков. Прячусь там, место среди одежды было приготовлено в шкафу для меня. Жил у них попугай, нам, детям, хозяева дарили его цветные перышки. Мама же при появлении людей, забиравших детей, отвечала: у нас ребенок отправлен.

В сентябре нас с мамой эвакуировали от ОЖД с последним перед блокадой поездом. Собирались впопыхах, взяли вещей с собой мало, только чемодан и швейную машину. В эшелоне часто объявляли воздушную тревогу. Поезд останавливался, мы выходили, ложились на землю. Отбой — садимся, едем дальше.

Приехали на Урал, в Молотовскую (ныне Пермскую) область, деревня Платошино в Кунгурском районе. Природа замечательная, сопки, речка Бабка. Мама работала счетоводом в колхозе, потом в госпитале, на лесоучастке. Паек хлеба был 300 грамм. В лесу мы, дети, собирали грибы, ягоды, ловили рыбу простыней. Потом переехали на станцию Кукуштан ближе к Перми. В бараке жили беженцы-карелы, беднее нас, одежды у них совсем не было: рваные платьишки, короткие штанишки. Мама шла навстречу: «Пусть приносят, я починю». Зимы были холодные, очень выручала швейная машина.

4-й класс я закончила в эвакуации с похвальной грамотой. Дружила с Ниной Терентьевой, у нее отец тоже работал на Октябрьской дороге. Дружила и с местной девочкой Маней, они корову держали, парное молоко нам давали.

Папа тем временем оставался в блокированном Ленинграде. Работал и жил прямо в управлении на площади Островского. Писал, что тяжело ходить, холодно. Он умер в феврале 1942 года.

Осенью 1943 года из ОЖД маме прислали вызов в Лихославль. Ехали около месяца в товарном вагоне, питались квашеной капустой, целый бочонок ее в вагоне был.

В Лихославле немец бомбил вокзал и пути, жилые дома уже не трогали, боеприпасы экономили. Мы и прятаться по тревоге перестали. На участке ходили грузовые и пассажирские поезда. Только отремонтируют вокзал — утром смотрим, все разрушено, снова развалины. Мама работала главным бухгалтером военно-восстановительного поезда № 7 (ВВП-7), который возрождал к жизни пути и здания станции.

Со временем я перешли жить в купе жилого вагона. Школа мне нравилась, жить в купе интересно. Я быстро повзрослела, была самостоятельная: продавала на рынке водку и папиросы — что по пайку полагались. Когда я заболела, начальник принес продукты. Мама отнекивалась: девочка моя не голодная, пайка нам хватает.

Война двигалась на запад, нас уже не бомбили, и мы с ВВП-7 в своем вагоне перебрались в Ховрино. Мама работала прямо в вагоне. Через день я ездила в Москву, без билета — на подножке вагона висела. В столице по карточкам давали вкусные батоны. Там я впервые увидела метро, вверх-вниз на эскалаторе каталась, так мне все нравилось!

Весной 1944-го поезд перебазировали в Ленинград. Мама перешла работать старшим бухгалтером в дистанцию гражданских сооружений № 3. Первое время мы продолжали жить в вагоне. Его поставили у Балтийского вокзала. Своего жилья у нас не было. Со временем получили комнату на 8-й Красноармейской улице, где мы жили до войны. Мне это было очень важно: подруги рядом, все знакомо.

В 1945 году я уже училась в той же школе, куда ходила до войны. Госпиталь оттуда уже вывели. 9 мая после сообщения о капитуляции Германии вся школа высыпала на улицу, все ликовали, прыгали от радости. Вечером на Неве был салют, народ обнимался, целовался.

Ширина

«В 41-м мне было 9 лет, я училась во 2 классе. 22 июня мы с вещами приехали на дачу в Териоки, теперь это Зеленогорск. Папе эту дачу по службе дали. Не успели чемоданы распаковать, и я пошла с папой на базар. Тут в 12 часов и услышали мы из громкоговорителя заявление Молотова о начале войны. Пришли домой убитые, мама спрашивает: „Что случилось?“ ».

30 сентября 1941 года началась Битва под Москвой. В память об этом событии мы публикуем воспоминания Ариничевой Людмилы Анатольевны.

Выпуски

Комментарии