Киселева Наталия Ивановна

0
19 августа 2013
2354 прослушивания

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Летом 41 года (мне 8 лет) мы поехали в деревню, в замечательно красивое место Заозерье. У нас были билеты на 22 июня. Только мы собрались на вокзал, как вдруг по радио объявляют — война! Мы растерялись, провожающие нас тоже, но все же мама решила ехать — там видно будет.

Спустя месяц на Окуловку начались налеты, и нас папа вызвал в Ленинград — семьи ученых Зоологического Института собирались эвакуировать. Друзья уговаривали нас остаться, уверяя, что война скоро кончится, но мама все же решила возвращаться.

По приезде в Ленинград выяснилось, что эвакуация откладывается на неопределенное время, и мама решила до осени уехать со мной и бабушкой в Тихвин к папиным родственникам. Я до сих пор очень отчетливо помню этот отъезд.

Был вечер, багровое солнце, огромные молчаливые очереди на посадку в теплушки в эвакуацию — вся Лиговка была заполнена этой толпой. Земля почему-то усыпана битыми сверкающими стеклами, все окна заклеены крест-накрест газетными полосами и грохочет развеселая музыка из всех громкоговорителей. С тех пор у меня ужас перед громкой музыкой на улице.

Нас посадили в телушки уже ночью и повезли на восток. К утру были в Тихвине. Там мы поселились у папиной. В августе начались налеты, и всех приезжих обязали в 24 часа выехать дальше на восток. Мы были почти без вещей, однако мама договорилась с папой, что он привезет нам зимнюю одежду, и тогда мы поедем дальше под Вологду к знакомым. До папиного приезда мы прятались по очереди у разных родственников, чтобы нас с милицией не отправили дальше. В конце августа папа получил отпуск на 3 дня, чтобы отправить нас из Тихвина.

Станция была вся забита беженцами, через город шли толпы людей, гнали стада коров, овец, лошадей. Бомбили, в теплушки было не влезть. Помню, мы на вещах сидели в толпе на вокзальной площади, и начался налет. Все бросились врассыпную, мама запихала меня в канаву с крапивой и сама навалилась на меня, прикрывая. Я начала вопить — не потому, что испугалась обстрела, а потому, что вся обожглась крапивой. Страха почему-то не было.

Папа понял, что нам втроем — мне, маме и бабушке — просто не сесть в эшелон. Он позвонил на работу, и ему продлили отпуск на неделю. С огромным трудом, ночью, теряя в темноте друг друга, мы впихнулись в теплушку и почти стоя доехали до Вологды.

Железная дорога была перерезана, и сообщения с Ленинградом уже не было. Как папа ни пытался пробиться в какой-нибудь состав, не желая быть «дезертиром» — ничего не получилось. Ему пришлось вернуться к нам. Он устроился учителем в сельскую школу в селе Макарово, куда перебрались и мы. Голодали мы там ужасно. Мама при ее высоком росте весила только 40 кг. Собирали на полях колоски, грибы, делали лепешки из картофельных очистков. Жили в доме председателя колхоза — инвалида без руки. Его жена Манефа — «чудо дьявольское», как он ее называл — ненавидела всех эвакуированных и ждала прихода немцев (по-видимому, ее родители были раскулачены). Председатель потихоньку от жены приносил нам иногда в кармане рыбу, очень нас жалел и как мог, защищал от нападок Манефы. Я там много ходила на лыжах, вела дневник природы, проходила дома программу 2-го класса, очень много читала. Из письма дедушки, оставшегося в Ленинграде, мы узнали, что в один из первых ночных налетов наш дом разбомбили, дедушку спасло только то, что он был на дежурстве на работе. В феврале 42 года он умер от голода, где он похоронен, мы не знаем. Если бы папа вернулся в Ленинград, он бы, скорее всего, погиб бы — в наш дом на Каляева трижды попадали бомбы, от него ничего не осталось.

Ширина

«Когда началась война, та самая — Великая Отечественная, мне только что исполнилось четыре года. Естественно, в пунктирной восторженной детской памяти моей никаких предметных свидетельств о войне не осталось»

Двадцать третьего августа 1943 года состоялось самое крупное в истории Великой Отечественной войны танковое сражение — Курская битва. В память об этом событии мы публикуем воспоминания Киселевой Наталии Ивановны.

Выпуски

Комментарии